Суббота, 23 марта 2019   Подписка на обновления  RSS
Суббота, 23 марта 2019   Подписка на обновления  RSS
Популярно
8:36, 12 марта 2019

Из чего сделан «Чужой» Ридли Скотта


«Оно! Ужас из космоса»: Черновик «Чужого»

В процессе работы над «Чужим» Ридли Скотт и Дэн О’Бэннон составили список старых хорроров — эти фильмы должен был посмотреть оператор картины Дерек Ванлинт, чтобы со всей ясностью понять, что от него хочет режиссер. Скотт хотел, чтобы его кино было таким же прямолинейным и захватывающим триллером как «Психо» и «Ребенок Розмари», или даже как «бэшки» «Ночь живых мертвецов» и «Техасская резня бензопилой», но чтобы при этом выглядело все как «2001: Космическая одиссея». В результате «Чужой» оказался больше всего похож на выдающийся космический трэш 50-х — фильм стахановца жанра Эдварда Л. Кана «Оно! Ужас из космоса», в котором земляне отбывают с Марса с монструозным безбилетным пассажиром на борту.

По нынешним времена «Чужого» сочли бы вольным ремейком «Оно!» — во всяком случае фабулу О’Бэннон перенес в свой сценарий почти без изменений. И даже кое-какие нюансы (например, неуязвимость инопланетянина-агрессора и способ его уничтожения) позволяют считать ленту Кана не только источником вдохновения, но и своего рода «болванкой» сценария «Чужого». Мало того, кроме явных точек соприкосновения, у двух картин есть и менее очевидные общие черты — например, детали быта и поведения экипажа космического корабля: «Оно!» — фактически фильм-учебник для тех, кто собирается написать и снять герметичный триллер без экспозиции.

 

«Планета вампиров»: Милые кости

Космический хоррор великого и ужасного Марио Бавы в оригинале называется «Ужас в космосе» (что автоматически роднит ее с вышеупомянутой лентой Эдварда Л. Кана) — «Планетой вампиров» его окрестили американские прокатчики, явно просчитавшись: нейминг «Планета зомби» был бы более уместным. Впрочем, суть не в этом: главное достоинство этой яркой, но не самой удачной картины прародителя джалло — почетное звание предтечи «Чужого».

Перекличка двух сюжетов начинается с самого начала: в «Планете вампиров» экипажи двух звездолетов, отозвавшись на инопланетный сигнал, становятся жертвами бесплотных местных обитателей — те используют тела космонавтов, чтобы эвакуироваться со своей умирающей планеты Аура и обжить новый мир. Однако «Чужого» с лентой Бавы роднит не только идея симбиоза, губительного для носителя, но и яркие декоративные детали. Например, в одной из сцен герои находят звездолет других пришельцев, отозвавшихся на тот же сигнал-ловушку ранее: их гигантские скелеты выглядят как «черновики» для Гигера. А на протяжении всего фильма мы наблюдаем стелящуюся по поверхности Ауры дымку — почти такую же, как пелена, покрывающая яйца чужих у Скотта.

Перемигивается с «Чужим» (и всей франшизой в целом) и финал, намекающий на возможность самопожертвования и отказа от возвращения на родную планету, чтобы уберечь ее от паразитов-захватчиков. В остальном же «Планета вампиров» — вопиюще европейский, при всей ощутимой трэшевости, арт-хоррор с соответствующей атрибутикой: дикими декорациями, напоминающими то раскрашенные в кислотные цвета кадры из экспрессионистских фильмов, то репортаж с выставки абстракционистской скульптуры, и обтягивающими дизайнерскими костюмами из черной кожи с желтыми вставками и знаками отличия в виде рун.          

Дэвид Кроненберг: Секс и судороги

Культовый хоррор Дэвида Кроненберга «Судороги» рассказывает о вирусе, который вызывает в человеке животный сексуальный инстинкт. Паразит передается через близкий физический контакт зараженного с жертвой, и вскоре вирус начинает распространяться весьма и весьма быстро. У Кроненберга в фильме нет объективного монстра, как у Скотта, да и сюжет не разворачивается в космических просторах. Однако «Чужой» очень многим обязан именно «Судорогам». Прежде всего, за счет своего акцента на телесности. Как и паразиты Кроненберга, ксеноморфы незаметно биологически формируются внутри органов человека. Кроме того, лицехваты у Скотта также «оплодотворяют» своих жертв через близкий телесный контакт – через рот.

Оба фильма так или иначе построены на фрейдистских мотивах, включающих беременность, страх перед сексуальностью. Многие исследователи кино описывали Чужого как существо с повышенным либидо, охотящимся за жертвами с целью «оплодотворить их», а затем прикончить за ненадобностью. Этот мотив, потом получит развитие в третьей части франшизы, когда Рипли буквально стала матерью ксеноморфов. Также многие отмечают фаллическую природу образа разрывающего плоть Джона Херта маленького чудища. Кроненберг рассказывал, что «Судороги» — фильм о сексуальной революции, раскрепощении, которое всегда происходит через преодоление страха телесности и близости. В этом смысле «Чужой» и «Судороги» в значительной степени родственны друг другу.

К слову, Кроненберг сразу после выхода «Чужого» заметил сходство обеих картин. Но оценил он творение Скотта не слишком высоко: «В «Чужом» нет метафизики, нет философии. Существо, похожее на человека в костюме крокодила, гоняется по комнате за горсткой людей. Мне кажется, в моих фильмах куда больше эмоционального напряжения, они не построены на примитивном рефлексе страха перед тем, что тебя сейчас съест крокодил».

 

Стэнли Кубрик и Джон Карпентер: Космическая Одиссея к темной звезде

Существует распространенная версия, что Чужой в фильме Скотта на самом деле совсем не ксеноморф. По-настоящему отчужденным и одиноким ощущает себя андроид в исполнении Иэна Холма. Синтетик не чувствует человеческой эмпатии и равнодушен к судьбам членов команды корабля. Именно он фактически и подводит их к гибели. Мотив экзистенциального конфликта людей и роботов позднее перекочевал в «Бегущего по лезвию» и продолжает волновать Ридли Скотта и по сей день в новейших частях франшизы о ксеноморфах. Но, конечно, образ холодного и безжалостного искусственного интеллекта режиссер подсмотрел в «Космической одиссее» Стэнли Кубрика. Как и HAL 9000, компьютер звездолета Ностромо по имени Мать незримо руководит космической экспедицией и решает судьбы экипажа, руководствуясь лишь собственной логикой. Кроме того, оба фильма так или иначе рассказывают о контакте с неземным разумом, который своеобразно приводит человечество к эволюции. Просто немного разными методами.

«Чужой» также многим обязан Джону Карпентеру и его первому малобюджетному сайфаю «Темная звезда», где одну из главных ролей исполнил сценарист Дэн О`Бэннон. Сам О`Бэннон позднее планировал написать что-то в том же духе, но только с более реалистичным и страшным чудищем (напомним, что монстр у Карпентера был большим красным пляжным мячом с руками), своеобразный антипод «Темной звезды». И сама по себе идея закрытого пространства посреди космоса, где никто не услышит твои крики, пришла в голову автору «Чужого» после работы в студенческой картине будущего мастера хоррора.

 

«Поющие под дождем»: Дуэт с монстром под звездами

Казалось бы, каким образом мюзикл «золотой эпохи» Голливуда мог повлиять на космический хоррор про инопланетных чудищ, пожирающих все живое? На самом деле никак. Но, если внимательно прислушаться к тому, что напевает Рипли себе под нос после того, как отправляет Чужого в открытый космос, то можно расслышать строчки заключительной песни «Поющих под дождем». В классической картине Стэнли Донана артисты Джин Келли и Дебби Рейнольдс протягивают руки друг к другу и поют о любви: «Ты моя счастливая звезда». «Счастливая звезда» Рипли, к счастью для нее, отправилась бороздить просторы вселенной. А дальше интерпретируйте сами.

Материал подготовили Дмитрий Молчанов и Кирилл Горячок.


© 2019 Новости кино и обзоры новых фильмов